Интерфейсы и импрессионисты: конфликт (на самом деле нет)

Когда я резко отреклась от масляных красок «Ладога» и кистей в пользу проектирования, долго считала это антонимами. Чувствовала, что не всё так категорично — не оставило бы абстрактное развлечение в истории такой след — но сформулировать точки пересечения не получалось.

Сейчас смогла.

Если задуматься, схожих принципов между художественной и инженерной сферой больше, чем различий. Поглядите. Импрессионисты исследовали новые материалы. Появились тюбики, другие кисти, мольберты. Ещё глубже — поезда развивались, рельсы прокладывали во всё больше направлений: раньше перевозить материалы и выезжать на природу с масляными красками было невозможно. А в конце XIX века возможность появилась.
Уменьшалась дистанция между человеком и природой, идеей и реализацией — уменьшалась помеха в виде материала и расстояния. Ничего не напоминает? «Идеальный интерфейс — когда его нет, а функция выполняется».

Сейчас художник, который исследует, скажем, рисование лазерными технологиями или 3Д-печать как инструмент, по сути, ближе к Моне в испачканном берете, чем студент училища, выписывающий а ля прима сноп сена в деревне, потому что «так делал мастер». Оговорюсь: копирование в учебных целях — хороший путь, но это другая история.

Кто знает: может, снова соприкоснусь с искусством, только на другом уровне.

Share
Send
Popular