5 заметок с тегом

бюро

Одно письмо — один вопрос…

… или как я училась не утапливать себя и окружающих в переписках.

Я второй год в бюро.

Когда я только пришла, было сложно из-за суперудалённого формата, суперсвободного графика и иногда супернеожиданной разницы во времени. Я до это прошла школу, но там задача с дедлайном была единственной — диплом, — а в работе шли сразу несколько, параллельно, и вовлекая разных людей. Хоть я к тому моменту уже год как работала удалённо, на прошлом месте график был фиксированным, штат — постоянно на связи (в буквальном смысле несогласованно отойти на 10 минут было заметно и поэтому недопустимо), и общение шло в скайпе.

В бюро наш основной канал связи — почта. Как я потом поняла, скайп и остальные мессенджеры хороши для здесь-сейчас, но не располагают к продуманным сообщениям. Первое же время я воспринимала почту как мессенджер и писала всем ворох писем, каждое — с десятком разных вопросов, как мелкие сообщения с отправкой по энтеру. Я сама очень быстро печатаю, поэтому мысль иногда отставала от букв.
Это было неудобно и неэффективно: отнимало много времени и у меня, и у коллег.

Когда мы осознали проблему, то определили правило, чтобы уменьшить объём неоправданной переписки: договорились, что в одном письме я буду задавать только один вопрос.

Решение сработало не только количественно, но и качественно: кроме того, что другой стороне гораздо удобнее отвечать на чёткое письмо, мне в итоге стало легче определять главное. Этот подход тренирует умение наводить порядок в голове. Часто оказывалось, что пять «а как тут?», «а что это?», «а может сюда?» при повторном взгляде были или избыточными, или второстепенными, или очевидными. А если задача требует более трёх разных вопросов, то это сигнал писать не письмо, а план-понимание. И даже в этом случае всё схлопывается как раз до начального одного вопроса: «Вот проблема, вот распишу план, когда обсудим?».

Ещё договорились, что под запретом вопрос «что делать?» (читается: АААчтоделать). Вместо этого лучше предложить решение и спросить, «а что, если поступить так?». Такой подход ещё и экономит будущие шаги, что особенно ценно при разных часовых поясах. Открытые вопросы должны быть не только открытыми, а и обдуманными.

Это история о системных решениях, когда «починить», а не «залатать». Помню до сих пор, как после этого решения сразу стало сильно легче.

Сделывать вовремя

Один из ключевых навыков, который я осознала и постоянно оттачиваю — сделывать вовремя. «Вовремя» значит «слегка заранее и в спокойном режиме». У него два антонима, очевидный — «поздновато» и неочевидный — «суперзаранее».

Почему плохо сильно позже и сильно раньше.

Первое понятно. Нужен запас времени, не нужен аврал. Дело, которое в режиме «вовремя» займёт 15 минут, в режиме «горит» выльется в час, сдвинет ваш план, потратит время коллег — вдруг, вы уже сами не справитесь и придётся привлекать, скажем, разработчиков — и нервы самого́ ответственного (мне и то и другое одинаково неприятно расходовать). Ещё вы работаете с другими людьми, у которых свои задачи и свой график. Глупо и даже неуважительно рассчитывать, что если ваш вопрос загорится, то к вам всегда и сразу же прибегут на помощь. Могут прийти, а могут и не прийти — лучше не допускать. Ограничения бывают даже физические: у кого-то разница в 5 часов и смс «ааа срочно помоги» отправленная в ваши «детские» 9 вечера будет просмотрена утром, кто-то будет лететь в самолёте, проводить встречу или находиться в горах.

Второе менее очевидно, но тоже важно. Сильно заранее — в минус и себе и людям. Во-первых, это к вопросу приоритетов, вы отставляете текущие задачи, которые скоро загорятся, и не можете оценить, куда сейчас целесообразно смотреть. Во-вторых, может оказаться, что ко времени вообще систему пересмотрят и предыдущие действия уйдут впустую. Я однажды два часа составляла таблицу, а потом разработчики подготовили алгоритм — мой труд не пригодился.

И третье сюда же, насчёт перегорания. В бюрошном Бейскемпе есть прекрасное наставление: «очень важно, чтобы вы научились создавать себе свободное время». Кажется, я вчиталась в неё только спустя полгода. Пример: как-то думала, что выделю полный день, переделаю всю работу «на вырост» и следующие пару дней буду отдыхать. Но завтра и послезавтра дела не уменьшились, а часть проделанного потом не пригодилась — я была уставшей и помучилась за бесцельно потраченные. А могла бы отдохнуть.

Вместе с тем, это всё не отменяет принцип «срочно делать несрочное», потому что какие-то вещи и правда удобно закрывать понемногу в неспешном режиме. Но и такой резервный час на разгрести ящик тоже нужно ограничивать во времени и загодя планировать. О чём-то якобы несрочном можно забыть, потому что сильно расслабляешься.

Как правильно поступать: оставлять адекватный запас. Очень здорово, скажем, накануне отправить письма с продуманными на шаг вперёд вопросами, запланировать на завтра дела, наутро получить ответы — и всё сделать, как собирались. Если нет уверенности, какой запас «адекватный», гадать тоже не нужно. И вредно, ведь вы можете не знать всех деталей. Поступать просто: сомневаешься — спрашиваешь вторую сторону «в какое время лучше прийти с этой задачей?».

Это важно.

Ищу человека (и вспоминаю первый год в бюро)

Я работаю в бюро, 5 июня был год, как. А сегодня, в честь того, что открываем вакансию в школе — я ищу помощника — вспоминаю свой полупрошлогодний пост:

«Если бы мне кто-то в 2015 сказал, что мы в Телеграме будем с Ильяховым, Бирманом и Синельниковым перекидываться стикерами, я бы приподняла бровь. А сейчас, кроме этого, я год как отвечаю за 150-300 студентов.

Здорово наблюдать и — обоже! — быть причастной к продукту, который живёт-изменяется. Который, без преуменьшения, меняет жизни: выпускники подтвердят. Да и я сама подтверждаю, что уж. Ответственность пугает и вдохновляет.

И вообще, почему я о бюро и школе почти не рассказывала? Задавайте вопросы, на что-нибудь поотвечаю постами. Насколько будет допустимо, конечно.

В школе за этот год изменения, и внутри и снаружи. Я читаю наши студенческие чатики — а теперь в конце первой и всю вторую ступень студенты получают консультации и потом слегка флудят с преподавателями; после недели своего задания Артём Горбунова предлагал живой кейс на „Решение задач“; Илья Синельников комментировал каждое письмо работодателю мечты, не считая плановой рецензии; а какой провел вебинар с разыгрыванием переговорных ситуаций! Чатики закрытые, посмотреть вебинар нельзя: поступайте учиться :-) — и сама хочу снова (на что Максим сказал „хехехе“).

Посмотреть курсовые работы редакторов, так ох. Научишься правильно покупать квартиру, жениться, разводиться, не брать кредиты, выбирать картошку, жарить мясо, покупать планшет, вино и топор — полный спектр умений. Пощупать живьём, пасхалка: зайдите в открытый рейтинг на странице Школы редакторов, на последней вкладке опубликованы ссылки на их сайты. И скоро появятся ещё новые.

Через полторы недели очередной выпуск у студентов, которые поступали в прошлом году. В Москве они защищают свои реализованные проекты перед преподавателями и партнёрами школы. Я его веду (спасибо, дорогой Best Odessa Speakers Club Toastmasters International, за нестрах публичных выступлений) и уже наполовину собрала чемодан.

А в следующем году диплом будет совместный: над выпускным проектом поработают дизайнер, редактор и менеджер. Если у нас в одиночку выпускали продукты, что проходили в акселератор ФРИИ, то что же родится в команде. Справедливости ради, не все дипломы такие крутые: я, например, слегка жалею, что взялась за проект, который выпустить было вернее (читай „проще“) — поэтому советую себе и остальным не бояться амбиций: жалеть скучно.

В этом году, вдобавок к Школам дизайнеров и редакторов, в бюро анонсировали Школу менеджеров. Облизываюсь, смотря на программу по „Аналитике и маркетингу“ и „Решению задач“. И Артём 42 минуты назад рассказал о новом наборе, который происходит прямо сейчас. Хехехе.

Короче, был интересный и сложный год. Мама попросила не выражаться, поэтому добавлю, что „весьма интересный“ и „крайне сложный“. Когда придумаю какой-то вывод, допишу. Или не допишу :-) Пока пошла готовиться к выпуску».

Если вы хотите вместе с Ильёй Синельниковым и со мной следить за школами, пишите. Если вы знаете человека, которому это может быть интересно, передайте ему. Если ни первое ни второе не про вас, просто поставьте лайк — буду благодарна!

2017   2017   бюро   жизнь   общение   работа

Внезапная смерть в Школе бюро

Знаете, как звучит горе от ума? А с каким звуком летят в трубу тысяча долларов? У меня — под стук барабанных палочек о семидюймовый прорезиненный однозонный пэд электронной установки для начинающих модели «Роланд ТД-1К».

Теперь смешно вспоминать, но тогда зажило не сразу.

На второй ступени в Школе стажёров дизайнеры по заданию Максима Ильяхова верстают «Продающую страницу». Полтора года назад такой макет мне обошёлся мне в штуку баксов.

Комплимент от Максима к заданию — конкурс «Внезапная смерть». Результат, страницу, оценивают по двум критериям: «ум» и «сердце», техника-выразительность. Если допустить хоть одну фактическую ошибку, за «ум» ставят двойку и дальше не смотрят. В каждом наборе есть такая традиция, на мелочах оступаться. Конечно, я об этом помнила. Конечно, оступилась.

Заканчивается вторая ступень. Я иду с отрывом в полтора балла. Полтора балла — это очень много, потому что конкуренция между студентами идёт на сотые. А у меня полторашка форы под конец ступени. Это означает, что я гарантированно попадаю на единственное бесплатное место третьей ступени, даже если не получу пятёрок. Поэтому я аккуратненько выдраиваю макетик. Заботливо прифотошопливаю красные тапочки возле установки в реальном масштабе, чтобы ой. Подчищаю полупиксели у логотипа с метафорой, который специально же и нарисовала. Два раза среди недели пишу Максиму, получаю предварительный лайк (услышать на первом просмотре от Ильяхова «неплохо» это — даже аналогию придумать не могу элегантную). Короче, Панина снова отличница.

За пару часов до дедлайна думаю, а покажу-ка я ещё как умею параллелить подписи. Нашла фотографию «Роланда» в комнате, ставлю и пишу: «„Роланд“ сложили…», рядом разложенного — и «„Роланд“ разложили». Красота? Красота! И довольная ухожу спать и представлять себя с бирочкой «На бесплатном».

Близится 0:00 понедельника, время обновления рейтинга. Даже пообсуждали в чатике, кто что поставил не то, посочувствовали друг другу. Я же предвкушаю триумф. Обновляю страничку — тыдыщь! — а там стрелочка вниз возле моего имени, и я почему-то упала на позицию.

Оказывается, на соседней возле тех красных тапочек фотографии я использовала картинку другой модели, ТД-4К вместо ТД-1К:

Я даже пару раз редактировала подписи и не заметила

Было преимущество полтора балла, стал отрицательный отрыв. Одногруппники Витя Головин и Марина Рыбалко тоже ошиблись, но конкурс выиграла я. Конечно, потом сократила дистанцию до 0,4 балла (у меня было самое клёвое мобильное приложение в наборе), но всё равно первенство уступила (Саша, привет!). Чёрт, установка эта стоила дешевле. А самолюбие. А тщеславие.

Перепроверьте макетики!

Закрываю гештальт, стучу по хай-хету. Если что, «гештальт» в непсихологической статье использовать нельзя, но мне сейчас можно

О школе, бюро и жизни

У меня многие прекрасные вещи сначала становились частью жизни, а только потом узнавала, как они называются. Серьёзно. Я сдала первый сайт, а потом осознала, что это же «веб-дизайн». Выполнила тестовое, устроилась на работу, и когда первый раз спросили, чем занимаюсь, слушала себя, как произносила «дизайнер интерфейсов». С бюро так же: я незаметно познакомилась с каждым бюрошником по отдельности, а потом увидела, что все эти люди связаны.

Переношусь в 2014.

Я на тот момент рассталась с искусством и рисовала картинки на шаттерсток. В апреле 2014 мы с другом-программистом запустили первый сайт. Уже забыла, почему он именно ко мне обратился. Сделали, выпустили. Поймала себя на ощущении, что решать конкретную задачу интереснее, чем ловить музу и креативить растительные узорчики. (Сайт до сих пор, кстати, работает. И друг тоже :—)

Тогда я решила, что хочу поработать внутри компании, чтобы оказаться в ситуации «нет вариантов не сделать». Сняла 600 стоковых долларов, поехала на три недели в Киев, встретила («нашла» грубоватое слово: пусть у каждого первое место работы будет таким, как у меня. Мы по-разному выросли, но мне повезло начинать именно там) компанию в Киеве, устроилась и позвонила «мам, я тут немного поживу». «Немного» превратилось в полтора года Киева и два с половиной работы в компании.

Первые недели было интересно: ответственных задач не ставили, второй дизайнер ещё не ушёл. А потом я осталась одна, и стало страшновато. Я терялась в потоке информации: непонятно, что принцип, что фишечка, на что ориентироваться.

Помню, был жаркий липкий июль, воскресенье — день, когда есть время поучиться и подизайнить в своё удовольствие. Соседки уже не пытались как нормального человека вытащить не-поработать.

Я шерстила группу Авди во Вконтакте и нашла совет на жёлтой плашке о внешнем и внутреннем, как высчитывать расстояния между объектами где угодно.

Прочитала.

Ещё раз прочитала. Добавила в закладки. С понедельника начала применять в работе. Отметила через пару дней, что замечаний стало меньше, а результат быстрее выглядел «взрослее».

Параллельно с этим вышла на блог какого-то особенного копирайтера. Особенного — потому что подумала «хм, сайт белый как кабинет бога-Фримана в Брюсе Всемогущем, а пост какой ёмкий. Наверное, специальный приём: впечатлять не градиентами, а содержанием».

Через пару дней зависла в ЖЖ дизайнера, который рассказывал о продуктивности: читала, как он экспериментировал с работой дома.

Ещё на Вимео встретилось видео на оранжевом фоне, где лектор-переговорщик рассказывал о принципе «Ружьё всегда стреляет». Это значит, что охотник всегда обращается с оружием так, как будто оно заряжено, потому что однажды это спасёт жизнь. Клиент всегда поймёт неправильно, ноутбук сломается накануне презентации, письмо не дойдёт по адресу — чтобы не подвести себя и других, нужно рассчитывать на неожиданности, подстраховываться и оставлять запас прочности.
Подумала, сколько интересного нашла, но ещё ничего подозревала (—:

Дальше август.

Страна гуляла 4 государственных выходных, а я с распухшей подвёрнутой ногой смотрела на кухне чей-то доклад в студии Лебедева о полезном действии. Было сложно и интересно, даже от ноги отвлекало.
Ещё помню два разбора логотипов. С душой и матами. Разборы старые, 2008 и 2012 годов, но ах сочные.

И тут подумала, хм, раз уж так помог тот совет, может, в источнике ещё что-то интересное. Нашла свой лайк во Вконтакте, перешла на сайт, а там авторы, которые меня впечатлили: по переговорам, тексту, управлению временем. В ряд. Разве что дизайнера с логотипами нет (через две недели увидела, что и он тут работал. Тогда и поняла, что всё: попала).

Дальше в бюро открылся первый набор в школу для дизайнеров. Я следила за каждым студентом (и это до сих помогает быстро вспоминать важные детали, незаметные другим. Кого-то из ребят даже, думаю, могла испугать внимательностью. А теперь я почти со всеми выпускниками прошлых наборов пообщалась, кто-то стал другом или коллегой).

К зиме 2014 задумалась о школе. Непонятно почему посчитала, что учиться значит переезжать в Москву. Это было нереально, расстроилась. А в конце второго набора поняла, что школа удалённая и начала готовиться к следующему. Перечитала всю литературу, поступила на второе место из 150 — и понеслось. За год столько раз стреляло ружьё, что хватит на повесть: ограбление, четыре переезда, потеря тысячи долларов из-за неверной картинки, полная смена графика жизни. Когда-нибудь напишу обо всем.

Я выпустилась и осталась с бюро. Теперь заведую обеими школами: слежу, помогаю новым студентам, вместе с преподавателями придумываю, как всё будет жить дальше. Поначалу дух захватывало говорить «мы». В школу вовлечена и хочу, чтобы следующим это дало столько же, сколько и мне. Потому что мне — невероятно. Принципы, которыми одинаково пользуюсь и в бюрошных, и небюрошных проектах, потому что работают. Коллег, рядом с которыми расту и впечатляюсь, как можно всё успевать и решать на первый взгляд нерешаемые задачи. Друзей, с которыми можно заговориться и только в половине четвёртого ночи осознать, что ноги промокли, а метро давно закрылось.

Отправила для интереса текст во Главред, а он сказал, что тут усилители, личные местоимения и необъективная оценка. Именно так (-: Поэтому публикую.

2017   2015   2016   бюро   дело   дизайн   жизнь